Государственный архив Смоленской области

 

(4812) 38-65-60

Публикации

«Мы знали, что наши вернутся…И праздник настал!»

«Мы знали, что наши вернутся…И праздник настал!»

В год празднования 70-летнего юбилея Великой Победы  вспомним о событиях, происходивших в Смоленске в конце 1943 года. О них рассказывают архивные документы и публикации на страницах областной газеты «Рабочий путь».

Октябрь-ноябрь 1943 года

Линия фронта перемещалась  на запад, вслед за отступающим врагом, а город, лежавший  в руинах, начал подсчет потерь и убытков.  По сведениям Смоленской областной чрезвычайной комиссии только в Смоленске было разрушено: «…4518 жилых зданий, 26 зданий больниц и амбулаторий, 33 школы и 54 здания детских дошкольных учреждений, 31 здание высших и средних учебных заведений, 120 промышленных предприятий, 2 электростанции, водопровод, трамвай , бани, 2 моста через Днепр, весь ж.д.узел…». Невосполнимой была гибель тысяч и тысяч мирных граждан - женщин, стариков, детей.

2 октября 1943 года, на седьмой день после освобождения города, в Смоленске состоялся многотысячный митинг смолян. Как писала газета «Рабочий путь»: «… организованно, колоннами, …с песнями шли люди в парк, к памятнику героям Отечественной войны 1812 года. На стадионе, расположенном у подножия памятника, состоялся митинг, на котором выступали партийные, советские руководители  и  жители Смоленска..». После двух лет, двух месяцев и 10 дней оккупационного режима смоляне праздновали и выражали свою благодарность освободителям. Как говорилось в  выступлениях : «..Печален вид старинного смоленского парка, у которого стоим мы – он порублен и опустошен дикарями-немцами, печальны улицы и дома города, изувеченного и обезображено вражеским огнем и фугасом; много горького человеческого горя, незабытых мучений и непоправимых утрат лежит на сердце каждого смоленского жителя. Но праздник наш глубок и радостен, день нашей свободы ясен и величав. Нет больше немцев в Смоленске, не видно на улицах ни одного поганого серо-зеленого мундира и матери, укачивая детей, уже не пугают их страшным словом «немец»…Мы знали, что наши вернутся … и праздник настал!...».

Жизнь города постепенно возвращалась в мирное русло - к началу октября в Смоленске во всех районах города были открыты хлебные ларьки, парикмахерские и бани. Газетные киоски начали продавать газеты, книги, брошюры и плакаты, открылся кинотеатр. На уцелевшем оборудовании начал работать смоленский льнокомбинат и машино-тракторная мастерская. 7 октября 1943 года на станцию Смоленск из Москвы прибыл первый поезд , а в ночь с 6 на 7 октября была установлена телефонная связь со столицей. Восстанавливался смоленский радиоузел и 17 октября на улицах освобожденного города вновь заработали репродукторы.


Декабрь 1943 года


К декабрю 1943 года фронт отступил от Смоленска далеко на запад, в Белоруссию. Наши войска уже вели наступательные бои северо-западнее Гомеля, заняли населенные пункты в районе Жлобина и   на Витебском направлении. Сводки Совинформбюро сообщали о наступлении советских войск на Украинских участках фронта - в районе Кременчуга, Днепропетровска и Черкасс. И хотя перелом в войне уже наступил, но враг был ещё силен и не собирался отступать. Ещё подвергались обстрелам жилые кварталы Ленинграда и высаживался вражеский десант на Кинбургскую косу в Черном море. Ещё угоняли в фашистское рабство жителей Пскова и Белоруссии.

Первый зимний месяц 1943 года Смоленск встречал в сложной обстановке прифронтового города и жизнь смолян  была  далека от мирной. Свободно перемещаться по городу можно было только до 11 часов вечера, т.к. действовал «комендантский час». В газете «Рабочий путь» от 1 декабря 1943 года был опубликован приказ начальника местной противовоздушной обороны г. Смоленска, в котором предписывалось:  «…Учитывая, что город Смоленск находится в зоне постоянной угрозы воздушного нападения авиации противника и в целях сокращения человеческих жертв и разрушений -  Всей системе местной ПВО быть в полной готовности к боевым действиям и ликвидации последствий налёта авиации противника…». В городе был установлен общегородской сигнал «воздушная тревога» путем частых ударов специального колокола, частых гудков паровозов и свистков постовых милиционеров в течение 5-7 минут, который дублировался по радио словами: «Граждане, воздушная тревога!». Все смоленские организации и учреждения  оборудовали для укрытия населения бомбоубежища, щели полевого типа и  подвалы. Город считался зоной постоянного затемнения и население должно было обеспечить полную маскировку всех видов света.  Нарушителей светомаскировки привлекали к ответственности по закону военного времени.

Кроме того, для жителей Смоленска сохранялась опасность подорваться на минах и снарядах, оставленных немцами при отступлении из города в уцелевших зданиях, жилых домах и на дорогах. Как сообщалось в секретных документах облисполкома за декабрь 1943 года, в Смоленске мины замедленного действия были установлены в Доме партактива (сейчас здание магазина спорттоваров по ул. Коммунистической ),  в Доме специалистов (пр-кт. Гагарина), в гостинице на площади Смирнова (там было заложено 500 противотанковых мин Т-35), в здании 7-й средней школы, штабе округа, драматическом театре, зданиях льнокомбината. И порой предупредить взрывы не удавалось. Так, в здании областного управления НКВД по ул. Дзержинского, через 6 дней после освобождения города, взорвалась мина замедленного действия, а через 9 дней взрыв повторился. Первоначально, в октябре 1943 года работы по разминированию города вели саперы частей Западного фронта. Вооружившись щупами и миноискателями, они обследовали каждую смоленскую улицу. Как писала газета «Рабочий путь», было немало случаев, когда смоляне помогали саперам в этой работе, указывая подозрительные места и «находки».  Затем, в ноябре – декабре 1943 года, дальнейшим выявлением «смертельных подарков» фашистов занимались саперы местного штаба МПВО. В совершенно секретных данных Смоленского НКВД за декабрь 1943 года сообщалось: «…По предварительной разведке в городе Смоленске и окрестностях штабом МПВО НКВД было выявлено: фугасных авиабомб (от 50 кг до 1 т.) -114 шт., зажигательных  бомб – 15 шт., артиллеристских  снарядов 589 шт., реактивных снарядов – 45 шт., отдельных мин – 7 шт. Кроме того, на территории Красного бора было обнаружено 2 минных поля общим числом до 2-х тыс. мин и один колодец, наполненный немецкими минами…». Декабрьские выпуски газеты предупреждали население Смоленска о бдительности заголовками - «Осторожно – минировано!».

Следует отметить, что после освобождения Смоленск и его пригород  стали тыловой базой Западного фронта - здесь формировались и проходили доукомплектование воинские части. Здесь же дислоцировался один из крупнейших в Красной Армии эвакуационный пункт в составе шести эвакогоспиталей и нескольких военно-санитарных поездов. Поэтому Смоленская область была в зоне пристального внимания немецкой военной разведки и сюда регулярно забрасывались её агенты для  сбора разведданных и проведения террористических актов на транспорте. 

Возрождение города

Сразу после освобождения смоляне настроились на мирное созидание. Возрождать родной город они начали с первых дней и главной их задачей стало строительство жилья, поскольку возвращавшимся жителям и тысячам прибывавшим на помощь строителям приходилось ютиться в малоприспособленных под жильё помещениях, подвалах, землянках и башнях смоленской крепостной стены. Из данных, опубликованных в декабрьском номере «Рабочего пути», следует, что из 8 тысяч жилых домов Смоленска было сожжено и взорвано 7300, уничтожены все мосты через Днепр, разрушен водопровод и электростанция. К середине ноября 1943 года в Смоленске была пущена первая очередь городского водопровода и 5 декабря запущена дизельная электростанция, т.к. полностью разоренная немцами Смоленская ГЭС по  улице  Кашена должна была заработать только к лету  1944 года. В ноябре – декабре 1943 года решениями Смогорисполкома  десятки сгоревших каменных зданий были намечены для срочного восстановления под жильё.

В газете «Рабочий путь» от 1 декабря 1943 года отмечалось, что в Смоленске полным ходом идет восстановление городского хозяйства. В газете было опубликовано Постановление Совета Народных Комиссаров «О первоочередных мероприятиях по восстановлению хозяйства г. Смоленска», в котором указывалось, что нашему городу  были выделены денежные средства в размере 12 миллионов 550 тысяч рублей. В Смоленск шли  эшелоны с продуктами, материалами, оборудованием. К началу декабря в городе работали 17 магазинов и 11 столовых, но смолянам приходилось простаивать в них огромные очереди, да и качество продуктов оставляло желать лучшего. Неудовлетворительно была поставлена работа по снабжению города топливом. В начале декабря 1 тысяча кубометров дров была выделена семьям военнослужащих и инвалидам войны.  Рабочим и служащим местных учреждений и предприятий  дрова отпускались по коллективным заявкам, а неработающему населению – по справкам домоуправлений и уличкомов. Гортоп отпускал дрова только по согласованию с горисполкомом и все потребители топлива обязывались: «… 30% требуемого количества дров и торфа заготавливать самостоятельно…».

В номере «Рабочего пути» от 7 декабря 1943 года была размещена публикация о жене фронтовика Варвары Александровны Казакевич, обратившейся  к смолянам с почином: «… отработать на восстановлении города не менее 10-ти дней каждому трудоспособному жителю Смоленска…». Она была инициатором женских строительных бригад. Только в Сталинском районе города работало 7 таких бригад – на восстановлении Дома Красной Армии (по ул. Б. Советская) и Дома партактива (ул. Коммунистическая) и  других объектов. Жители всех трёх районов города трудились на расчистке завалов разрушенных зданий, собирали гвозди, кровельное железо, доски, утепляли жилые дома, посыпали песком тротуары, убирали снег. Коллективы учреждений и предприятий, учащиеся школ ФЗО, вооружившись топорами и лопатами, выходили на расчистку и благоустройство города.  

Восстанавливались и промышленные предприятия Смоленска, несмотря на нехватку строительных материалов и рабочих рук. По  сути, от фабрик и заводов оставались только стены, а  оборудование нужно было монтировать заново. В декабре 1943 года шло восстановление зданий кирпичного завода, льнокомбината, обувной фабрики, авиационного завода, Смол ГЭС  и железнодорожного узла.  На важных городских объектах вместе со взрослыми работали и подростки – ученики школ ФЗО.

Постепенно вводились в строй городские учреждения здравоохранения, образования и культуры. В специальном городском выпуске газеты «Рабочий путь» за 1, 7 и 8 декабря 1943 года были опубликованы статьи о начавшихся работах по восстановлению здания Смоленского драмтеатра и городской  библиотеки, где начал работу читальный зал и был открыт читательский абонемент. Здесь же были размещены заметки о работе городского кинотеатра, который открылся 2 октября 1943 года и к первым числам декабря «дал 150 киносеансов» для более, чем 35 тысяч зрителей. В газете  сообщалось: «… скоро будут открыты ещё два кинотеатра – один в сохранившейся части Дома Советов (зал на 400 мест) и второй кинотеатр на пл. Смирнова будет достраиваться…». С 1 ноября  1943 года в Смоленске начал работать  детский дом и ещё один находился в стадии восстановления. С 1 декабря 1943 года открылись    три детских сада (по одному в каждом районе города) и  книжный магазин.

Все для фронта и Победы

Из послевоенных публикаций известно, что кроме самоотверженного труда смоляне отдавали Родине и свои сбережения. В № 33 «Рабочего пути» от 7 декабря 1943 года население извещали о проведении в Смоленске Второго Государственного Военного Заема. Во всех организациях и уличкомах города проходила организованная подписка на заем. И если для работающих граждан подписка была обязательной, то неработающие матери и жены фронтовиков, пенсионеры -  также оформляли подписку в среднем на 100 рублей каждый. «…Мы хотим, чтобы наши сбережения пошли на общее дело разгрома врага…», - заявляли патриоты, отдавая деньги.

 На страницах декабрьских номеров газеты можно найти  подтверждение тому, что не только трудом и деньгами, но кровью смоляне помогали фронту, поддержав донорское движение под девизом «Родную кровь – родной  Красной Армии!». На открывшуюся 23 ноября 1943 года  Смоленскую станцию переливания крови приходили сотни жителей города, в основном – молодежь, чтобы помочь  раненым бойцам в выздоровлении. Например, медсестра Надежда Сахарова сдала 6 литров крови, счетовод Галина Юркова – 4 литра. К середине декабря ряд молодых работниц станции и  смоленских домохозяек сдавали кровь уже в 14-й раз. И таких примеров было множество.

В тяжелейших условиях военного времени смоляне проявляли доброту и милосердие. Они навещали раненых, находившихся на излечении в смоленских эвакогоспиталях, брали шефство над семьями фронтовиков, давали приют детям и старикам. Всё это отражено в скупых строчках архивных документов и газетных статей декабря 1943 года.

Шел третий год войны, в Тегеране была подписана декларация трех держав об открытии Второго фронта, а смоленские жители вместе со страной продолжали работать на Победу.

Они выстояли и победили, потому, что такой народ не мог не победить!


Гл. специалист ГАСО                       О.В.Виноградова


«Смоленская газета» № 35 от 23 сентября 2015 года

  

 

   

 

 

 

 

 

 

   

 

 

 

 





Персональные.дети


Береги свои персональные данные





Портал Культура.рф